Порознь мы просто люди, а вместе — народ Беларуси
Как беларусские школы превратились в эпицентр борьбы административного принуждения и человеческой честности
Девятого августа 2020 года в школе № 23 г. Минска, в которой был расположен мой избирательный участок, не был вывешен протокол с подсчетом голосов. Около 200 человек собрались к 22 часам, чтобы увидеть его. Днем эти же люди выстраивались в очередь перед школой, чтобы отдать голоса своим кандидатам. Многие были одеты в белое, и у многих были белые браслеты.

Председатель избирательной комисии не вывесил протокол потому, что часть членов избирательной комиссии, учитель_ницы школы № 23, отказались его подписывать. Об этом несколько дней спустя в видео заявила одна из учительниц. Она, как и другие ее коллеги, отказалась участвовать в фальсификациях, которые, в результате, не удалось организовать в нашей школе.

Эта ситуация показывает, что 9 августа беларусские школы превратились в эпицентр противостояния административного принуждения и человеческой честности. В последующие дни это столкновение примет крайние формы: принуждение превратится в беспрецедентное насилие, а честность — в героизм, взаимопомощь и солидарность.

В годовщину выборов мы предлагаем внимательнее посмотреть на процессы, которые происходили в стенах школ в то время. Школа — это модель общества. Без реформы образования невозможно переломить модель насилия и подчинения в наших практиках и сознании. Эти воспоминания могут приблизить нас к той Беларуси, в которой мы все хотим жить.
Ольга Шпарага
Представительница Светланы Тихановской
по вопросам образования
Подготовка к выборам
Избирательная кампания 2020 г. с самого начала отличалась небывалой вовлеченностью граждан в избирательный процесс. Было подано рекордное количество заявок на участие в избирательных комиссиях. Однако состав избирательных комиссий остался привычным: большинство членов традиционно представляли пять крупнейшими проправитель­ственных общественных объединений: БРСМ, Белая Русь, Союз женщин, Союз ветеранов и Союз профсоюзов, входящий в ФПБ. Из 25 претендентов от оппози­цион­ных партий в состав территориальных избирательных комиссий (ТИК) вошли только два, а из 545 выдвинутых оппозиционными партиями в состав участковых избирательных комиссий (УИК) вошли только 6 человек (1,1% от выдвинутых). Общее количество представителей оппозиционных партий в ТИК — 0,1 % от общего состава ТИК, а в УИК — 0,009% от общего состава членов УИК, что в пять раз меньше чем на президентских выборах 2015 года.
«Гарвард это хорошо. Может быть даже замечательно в плане образования. Только при чем тут наши выборы? Не вижу связи.»

Лилия Ананич, депутатка Палаты представителей
Формирование комиссий сопровождалось скандалами и курьезами: в социальных сетях появился хэштэг #такихнеберутвизбирком, с помощью которого независимые заявители делились историями отказов. Так, в комиссию не прошел студент первого курса Гарвардского университета Максим Богданович. Видео, на котором участники заседания в администрации Фрунзенского района Минска в прямом эфире обсуждают, кого выбрать в участковые избирательные комиссии и насмешливо комментируют заявку Максима, широко разошлось по соцсетям.

Как известно, в Республике Беларусь публикуют только ФИО членов комиссий, не указывая их профессию. Однако благодаря платформе ZUBR удалось узнать профессии многих членов избирательных комиссий в Минске. Работники образования, включая дошкольное и высшее, составили больше половины всех членов избирательных комиссий, что не соответствует социальной структуре страны. Кроме того, комиссия часто состоит из членов одного педагогического коллектива, а председателем избран непосредственный начальник: директор или завуч. Фактически у системы образования существует скрытая функция: обеспечить на выборах нужный результат.

После того, как комиссии были сформированы, в центре внимания активных граждан оказываются школы, где должны расположиться избирательные участки и «учительские» комиссии. Как внутри учительского сообщества, так и во всем обществе растет напряжение, возникают дискуссии об участии педагогов и администраторов в избирательном процессе.

Первыми, за несколько недель до выборов, слово берут сами учителя. Появляется внутрицеховое обращение к педагогической общественности:
«Мы — настаўнікі, прафесіяналы сваёй справы, разумеем уласную місію і адказнасць за выхаванне годных грамадзян Беларусі і фармаванне будучыні нашай краіны. Мы выступаем за свабодныя і сумленныя, справядлівыя і празрыстыя выбары, за захаванне законнасці і захаванне правоў, якія нам гарантуе Канстытуцыя.»
«Ніхто не мае права перашкодзіць правядзенню сумленных выбараў. Так паводле заканадаўства, і мы не патрабуем нічога, акрамя выканання Канстытуцыі Рэспублікі Беларусь.»

Са зварота выпускні_ц лицэя БДУ
В конце июля, за несколько дней до старта досрочного голосования, выпускники и выпускницы лицея БГУ — ровесника независимой Беларуси, одного из лучших образовательных учреждений страны публикуют открытое обращение к членам избирательных комиссий, к сотрудникам правоохранительных органов, к представителям судебной власти с требованием обеспечить проведение честных выборов.

Бывшие лицеисты не только сами массово подписывают открытое обращение, но и призывают других выпускни_ц заявить о своей позиции и потребовать проведения честных выборов. «Порознь мы просто люди, а вместе — народ Беларуси,» — написано в их письме, которое до 9 августа успели подписать почти 2 тысячи человек.
31 июля писательница и блогерка Евгения Пастернак публикует открытое обращение к учителям с призывом считать честно. Обращение получает широкую поддержку, многие беларусы и беларуски подписывают его.
«Вы, учителя, воспитали прекрасных людей, граждан нашей общей любимой страны. Людей, которые 9 августа придут на избирательные участки сделать свой выбор. Людей, которые 9 августа придут туда наблюдателями.
Они не против вас. Они с вами.»
Евгения Пастернак

Идея публичных обращений становится вирусной: выпускники и выпускницы по всей стране обращаются к комиссиям, которые будут работать в их бывших школах с призывом честно считать голоса. К основному дню голосования публично обратились к комиссиям более 4300 выпускни_ц по всей Беларуси.
Досрочное голосование
Начало досрочного голосования показало, что действующая власть стремится отстоять свои позиции и «сыграть» по привычным схемам. Под предлогом эпидемии коронавируса ЦИК ограничивает количество наблюдателей на участке, отдавая приоритет первым зарегистрировавшимся. Благодаря административному ресурсу практически на всех участках страны первыми в журналах аккредитации оказываются представители бюджетной сферы. По сути, финальный этап избирательной кампании становится полностью непрозрачным для независимого общественного наблюдения. Директора школ (часто по совместительству работающие председатель_ницами избирательных комиссий) под предлогом того, что здание школы является «режимным объектом», допуск на который ограничен правилами внутреннего распорядка, не позволяют войти внутрь не только наблюдателям, но и доверенным лицам кандидатов.
Ситуация с независимым наблюдением возмущает людей разных возрастов и профессий. Они активно поддерживают наблюдатель_ниц: дежурят рядом с ними, приносят еду и воду.
Наблюдатель_ницы фиксируют огромное количество нарушений, о чем пишут беларусские и зарубежные СМИ. По данным независимого наблюдения, реальная явка и цифры протоколов расходятся в 2–3 раза. Однако, по данным ЦИК, явка за 5 дней досрочного голосования составляет 41,7 %, что становится рекордом за всю историю голосования в независимой Беларуси.
День выборов
Утром основного дня голосования 9 августа начинаются перебои с доступом в интернет, которые продолжаются весь день. Частично недоступна мобильная связь. В этот день доступ на участки затруднен не только для наблюдателей, но фактически и для избирателей. Снова используя эпидемию как предлог, ЦИК накануне ограничила количество избирателей, одновременно находящихся на участке: их не должно было быть больше, чем членов комиссий, выдающих бюллетени. Тех, кто не успевает проголосовать, просто не пускают. Тем не менее, с самого утра на участках высокая явка. Во многих районах образовались очереди из желающих отдать свой голос. Люди стоят на улице по несколько часов. Наблюдатели подсчитывают избирателей с белыми браслетами — так обозначают себя сторонники и сторонницы Светланы Тихановской и объединенной команды штабов. Избиратель_ницы Светланы Тихановской складывают бюллетень гармошкой — там, где участки оборудованы прозрачной урной, наглядно видно, как их много.
Подсчет голосов
После закрытия участков возле школ собираются избиратели, чтобы узнать результаты подсчета голосов. В это время в избирательных комиссиях многих участков идут ожесточенные споры: члены комиссий отказываются подписывать лживые протоколы. Их активно, иногда прибегая к угрозам и запугиванию, уговаривают председатели комиссий, которые зачастую являются их непосредственными руководителями.
В Витебске учителя СШ № 44 отказываются подменять результаты голосования на участке, несмотря на давление и угрозы местного чиновника Сергея Сташевского. На другом участке той же школы СШ № 44 учительница младших классов Светлана Шунякова, единственная из коллег, не ставит свою подпись под сфальсифицированным протоколом голосования, несмотря на угрозы председательницы комиссии, воспитательницы продленки Марии Печень.
Пока внутри участков продолжается противостояние честных членов комиссий с фальсификаторами, под окнами школ люди добиваются обнародования реальных протоколов голосования. Но комиссии, которым уже известно, что результаты сфальсифицированы, боятся выйти к избирателям и скрываются. На многих участках протоколы просто не вывешивают. Люди возмущены и требуют справедливости, но их разгоняет ОМОН.

Тем не менее десятки комиссий вывешивают честные протоколы, по которым победила Светлана Тихановская. Люди встречают членов этих комиссий как героев, аплодируют, скандируют «Спасибо!»
На других участках члены комиссий сбегают. Иногда — через черный ход, а иногда — в сопровождении ОМОНа, который в темноте вывозит их в микроавтобусах с опустевших территорий школ. В Минске и других городах уже слышны первые взрывы светошумовых гранат...
После выборов
Утром 10 августа председательница ЦИК Лидия Ермошина в ходе официального брифинга называет предварительные результаты голосования на президентских выборах. По ее данным, Александр Лукашенко набрал 80,23% голосов, Светлана Тихановская — 9,9%. Последние робкие надежды на справедливый и честный подсчет голосов рухнули. Разочарованные бывшие учени_цы, которые верили, что учителя поддержат народ и честно посчитают голоса в избирательных комиссиях, демонстративно несут к школам, где размещались участки для голосования, свои школьные грамоты, дипломы, золотые медалей и даже аттестаты и оставляют их на заборах. В телеграм-чатах публикуют личные данные участвовавших в избирательных комиссиях педагогов. Звучат призывы к учителям написать обращение в прокуратуру и честно рассказать, что происходило на избирательных участках в ночь после выборов, дать свидетельские показания и признать фальсификации.
Протест
В первые дни после выборов учителя требуют у власти, ОМОНа и милиции прекратить насилие и обращаются к обществу, подчеркивая, что фальсификациями занимались люди разных профессий, а те учителя, которые подписали протоколы нередко сделали это под давлением непосредственного начальника или чиновника из идеологического отдела.

14 августа проходит первый марш учителей, на котором собирается не менее 500 участников и участниц. Этот марш дает старт инициативе «Честные учителя», становится примером для общественности и коллег, показывая, что можно сохранить совесть и честь даже в условиях диктатуры.
По всей стране начинаются массовые протесты, которые охватывают буквально все слои общества. Становится понятно, что учитель_ницы, которые находились в составах комиссий, но были непоколебимы в вопросе честных выборов и сказали «нет» фальсификациям, оказались в авангарде протеста — они одними из первых среди представителей бюджетной сферы, на которой долгие годы держался режим Лукашенко, отважились пойти против системы.

На встрече с министром образования Игорем Карпенко в сентябре 2020 года Лукашенко призывает «защитить учителей от всяких нападок и “наездов”». При этом, «если кто-то пере­кинул­ся в другой лагерь», с ними тоже надо «разби­раться».

Увольняют многих учителей, которых посчитали «нелояльными»: тех, кто был замечен на маршах протеста, или тех, кто обращался к беларусам в видеообращениях.
Честных учитель_ниц оказалось слишком мало, чтобы противостоять системе, но тем сильнее восхищает мужество тех, кто несмотря на годы систематического унижения, прицельного разрушения чувства собственного достоинства, гордости, самоуважения, сумели бросить вызов аппарату насилия и лжи. Мы восхищаемся учителями и учительницами, которые отказались подписывать фальшивые протоколы, сообщили о нарушениях, объединились, чтобы честно выполнить свою работу. Теми, кто встал на сторону учени_ц, бывших и будущих, кто продолжает бороться, несмотря на отсутствие широкой поддержки и недоверие.

Честные учителя передали эстафету борьбы за чувство собствен­ного достоин­ства врачам, студенткам, рабочим, музыкантам, спортсменкам, десяткам тысяч людей по всей Беларуси. Противоборство между государ­ствен­ным насилием и ненасильственным сопротивлением продолжается и год спустя.
Делитесь историей честных учителей в соцсетях!
Вместе мы построим новую школу для свободной Беларуси.